• mbkpu_march8.jpg
  • mbkpu_march8_3.jpg
  • mbkpu_march8_4.jpg
  • mbkpu_march8_6.jpg
  • mbkpu_march8_7.jpg
  • mbkpu_march8_8.jpg
  • mbkpu_march83.jpg

ВАЙДА-ГУБСКИЙ МАЯК.

МАЯК в ЦЫП-НАВОЛОКЕ.

ТЕРИБЕРКСКИЙ МАЯК.

ХАРЛОВСКИЙ МАЯК.

Vaida1

 

 

 

Установлен на северо-западной оконечности полуострова Рыбачий. Обеспечивает плавание вдоль западного побережья Кольского полуострова и на подходе к губе Вайда. Слово это финское, предположительно означает “менять”, “обменивать”, т. е. по-русски название губы звучало бы как Меновая.

Vaida

   Поморские рыбаки с давних времен производили здесь обмен пойманной рыбы на необходимые им товары, которые доставляли сюда финны и норвежцы. На северо-восточном берегу губы на небольшом мыске еще в прошлом веке располагалось становище. В нем кроме нескольких жилых домов была часовня, паровая жиротопня и лавка, в которой можно было приобрести продукты, колониальные товары, рыболовные принадлежности и одежду для рыбаков. Летом при часовне жил монах Печенгского монастыря, и действовала небольшая больница Общества Красного Креста.

В 1890-х годах во время весеннего лова трески в губу заходило до 200 промысловых судов, а население становища возрастало до 1000 человек (по переписи 1897 года постоянно здесь проживало всего 63 человека, преимущественно норвежцы).

Губа с моря неприметна, вход в нее находили по прилегающим мысам, в частности, Немецкому — небольшому отлогому выступу к западу от губы Вайда. Но это днем. Ночью входить в губу суда опасались и дожидались в открытом море рассвета.

В 1894 году Дирекция маяков Белого моря приняла решение установить на мысе в 2 км от входа в губу световой маяк. В 1896 году он начал действовать.
Это был небольшой одностенный бревенчатый домик с красной железной крышей, обшитый тесом. Над крышей возвышалась восьмигранная башенка серого цвета, в которой помещался диоптрический светооптический аппарат 5-го разряда. Высота огня от основания составляла 6,6 м, а от уровня моря
12,7м. Маяк освещал сектор моря от 246,5 до 99,5°. Освещение осуществлялось, как правило, с 1 февраля по 2 апреля, а затем, после завершения белых ночей, — с 20 июля по 1 декабря. В остальное время маяк не светил.
К моменту открытия маяка в становище уже действовала телеграфная станция, и дом смотрителя к окончанию строительства был соединен с ней телефоном.
Маяк значительно оживил судоходство в районе губы, рыбаки уже не боялись подходить к ней в ночное время, и уже к 1910 году в губе имелось 16 рыбопромысловых станов, три жиротопни и богатая фактория. В конце 1890-х годов при маяке начала действовать метеорологическая станция Санкт-Петербургской физической обсерватории.
В результате Первой мировой войны западная часть полуострова Рыбачий вместе с маяком отошла к Финляндии. В марте 1940 года войска Красной Армии при содействии
Северного флота освободили эту территорию, и маяк вновь встал в ряды маяков Гидрографической службы Северного флота. При отступлении финны повредили осветительную аппаратуру.

Не успели гидрографы наладить регулярную работу маяка, как грянула Великая Отечественная война. 29 июня 1941 года началась оборона полуострова. Маяк был переведен на работу в манипуляторном режиме, и на нем был оборудован наблюдательный пост. С маяка осуществлялась засечка мест падения мин, выставляемых авиацией противника. Кроме того, его здание с точными координатами позволяло осуществлять геодезическую привязку артиллерийских батарей, защищавших западное побережье полуострова.
В ходе оборонительных боев за полуостров Рыбачий маяк был разрушен. После войны на месте развалин выросла новая красная каменная круглая башня высотой 29 м с фонарным сооружением наверху.

Vaida1

Для радиомаяка и наутофона в 1966 году возвели каменное маячно-техническое здание. В настоящее время маяк светит зеленым проблесковым огнем на расстояние до 20 миль.

МАЯК в ЦЫП-НАВОЛОКЕ.


ЦЫП-НАВОЛОК, населенный пункт на северо-восточном берегу полуострова Рыбачий (другое название — Под Шеей), в 222 км от пос. Никель. Как промысловое становище известно с XVI в. В начале XVII в. в этом месте находились таможня, 3 рыбацких становища: Цымнаволоцкий Остров, Оникиево в Цымнаволоке и Гаврилово в Цымнаволоке, в которых насчитывалось 30 промысловых изб. Самый бойкий район промысла на Мурмане в это время.

маяк в цып наволоке

Постоянное поселение (норвежская колония) образовалось во 2 й половине XIX в (1867). Норвежцы называли колонию Стангенес (Stangenes). С 1871 в составе Мурманско Колонистской волости. В 1881–1882 построена больница Красного Креста.  Действовала фактория предпринимателя Д. Н. Масленникова, два салогрейных завода, тогда же открыто сельское училище, в 1889 построен арестный дом. Церковь во имя свт. Николая находилась в ведении Печенгского монастыря, норвежцы относились к лютеранскому приходу. В эти годы весной здесь был центр всех мурманских промыслов (собиралось до 500 промысловых судов, до 2000 промышленников), но с переходом промыслов в Вайда Губу Ц. Н. опустел. В 1895 насчитывалось 43 постоянных жителя (в 1888 сюда переселились жители из Зубовки), в 1897 — 57 человек.
Впервые о необходимости постройки маяка на мысе Гидрографический департамент заявил в 1874 году, когда в северо-восточной части Рыбачьего полуострова за год произошло 9 кораблекрушений из 23 на Белом и Баренцевом морях. В частности, в ночь на 30 мая во время бури затонуло сразу 5 русских шняк. Погибло 29 человек от 12 до 43-летнего возраста.
На обращение Гидрографического департамента с просьбой выделить деньги на строительство Морское министерство ответило отказом, ссылаясь на то, что военные корабли в районе полуострова не плавают, и возведение маяка там должно быть заботой Министерства торговли и промышленности. В необходимости маяка не удалось убедить и это министерство.
Понадобилось 20 с лишним лет на то, чтобы убедить чиновников, что стоимость маяка не входит ни в какое сравнение с ущербом, который терпит государство и частные лица из-за плохого ограждения навигационных опасностей. К строительству приступили лишь в 1896 году после специального решения правительства.
Возводил маяк отставной генерал-майор Геккель. Он выстроил его в 1,5 мили от оконечности мыса в виде небольшого деревянного домика с красной крышей и серой башенкой с маячным фонарем. Диоптрический светооптический аппарат 5-го разряда, установленный на высоте
6,6 м от основания и 29,7 м от уровня моря, светил затмевающимся белым огнем в секторе от 294,5 до 184,5° на расстояние до 9 миль. В строй действующих маяк вступил 3 сентября 1896 года.
Маяки Белого и Баренцева морей с началом Первой мировой войны в навигацию 1915 года были погашены, некоторые из них, в том числе Цыпнаволокский, перешли на работу в специальном режиме. На все маяки были разосланы инструкции о действиях обслуживающего персонала на случай нападения противника.
24 октября и 9 ноября 1916 года германские подводные лодки обстреляли Цыпнаволокский маяк, но существенного урона ему не нанесли, и маяк продолжал обеспечивать действия наших сил.
После войны в новых условиях активного освоения Севера России и, в частности, развернувшейся широкой торговли с западными странами (Карские товарообменные экспедиции) роль маяка существенно возросла.

маяк в цып наволоке1


В 1924 году Убекосевер докладывало в Главное гидрографическое управление: “Цыпнаволокский маяк является приемным маяком для судов, идущих от Нордкапа на Святой Нос, а также для судов, идущих с океана в Кольский залив, в силу чего на Цыпнаволоке желательно вместо старого маяка, который требует капитального ремонта, построить железобетонную башню высотой 10 саженей, окрасить ее в ярко-красный цвет и установить фонарное сооружение с ацетиленовым аппаратом с дальностью видимости до 25 миль. Желательна также установка сирены” [27].
Маяк перестроили в 1933 году. На месте прежней башни соорудили деревянную широкую четырехгранную усеченную пирамиду высотой 18,7 м. В 1937 году маяк оборудовали новейшим по тому времени радиомаяком РМС-3.
В годы Великой Отечественной войны маяк не раз подвергался бомбардировкам противника и существенно пострадал. После войны его восстановили и оборудовали современным светооптическим электрическим аппаратом ЭМВ-3.
В 1975 году вместо устаревшей башни на мысе возвели новую из монолитного железобетона конусообразной формы, окрашенную красными и белыми горизонтальными полосами. В стальном фонарном сооружении установили светооптический электрический вращающийся аппарат с огнем красного и белого переменно-проблескового действия. Высота башни от основания 32 м, высота огня от уровня моря 54 м. Дальность видимости огня 18 миль.
В 1997 году на мысе установлен новейший радиомаяк КРМ-400.

маяк в цып наволоке2


Цыпнаволокский маяк является одним из важнейших на берегах северных морей России.

 

ТЕРИБЕРКСКИЙ МАЯК.


   Мыс Териберский Мурманского берега, на котором установлен маяк, является северо-западной оконечностью одноименного высокого каменистого полуострова, омываемого с севера и запада Баренцевым морем, с юга — Териберским заливом, а с востока — водами губы Опасова (см. рис. на с. 65). Берега мыса высоки, неприступны и приглубы.
Северо-западная оконечность его (Териберский наволок) имеет вид голого гранитного почти круглого холма высотой от уровня моря более 30 м, соединенного с остальной частью полуострова сравнительно невысоким каменистым перешейком. Благодаря своей высоте и положению, мыс Териберский очень приметен с моря.
Во второй половине XIX века на Мурманском побережье насчитывалось до 20 становищ, из которых наиболее крупными были Териберка и Гаврилова. В них в летнее время сосредоточивалось более половины судов, занимавшихся промыслом у Мурманского берега. В становищах имелись склады необходимых промысловикам товаров, жиротопни для приготовления трескового жира и лавки для продажи мелких товаров.
Териберка к этому времени стала крупнейшим становищем в восточной части Кольского полуострова. В 1899 году в ней числилось до 30 дворов с 200 жителями, имелось две церкви, фельдшерский пункт, больница Красного креста, метеостанция, школа и почтово-телеграфное отделение.
Для обеспечения навигационной безопасности плавания рейсовых пароходов, а также для развития круглогодичного судоходства между становищами Главное гидрографическое управление поручило Отдельной съемке Белого моря, начальником которой в то время был лейтенант М. Е. Жданко (впоследствии начальник Главного гидрографического управления, генерал Корпуса гидрографов), исследовать Мурманское побережье и выработать предложения по навигационному ограждению фарватеров.
Эта работа была выполнена в 1893 году на крейсере “Наездник” и на частных пароходах. Жданко предложил установить небольшие световые маяки на мысах Цыпнаволок, Териберский, в становище Гаврилова и на Семи Островах.
Конкретное место для маяка на Териберском мысе выбирали командир и штурман крейсера “Наездник”: “Надо установить маяк на самой оконечности мыса Териберского. Польза несомненна. Надо на первом пригорке, а не выше, вследствие того, что туманы в Северном Ледовитом океане часто покрывают высокие горы, оставляя чистыми небольшие возвышенности... Мыс гранитный, можно приставать, есть вода от таяния снега, годная для питья... Летом воду надо брать или из реки, или строить цистерны”.
Проект маяка разрабатывался в Дирекции маяков Белого моря под руководством полковника Васильева. Производителем работ был назначен отставной генерал-майор Геккель.
В 1896 году маяк начал действовать. Белый металлический фонарь был установлен на вершине железной ажурной башни высотой 7 м от основания, окрашенной в желтый цвет. Основу башни составил железный восьмигранный столб из таврового железа. Вокруг столба располагалась железная лестница, ведущая в фонарное сооружение. Постоянный белый огонь маяка, расположенный на высоте 37 м от уровня моря, освещал сектор от 195 до 96° на расстояние до 10 миль.
К востоку от маяка на упомянутом выше невысоком перешейке выстроили дом для обслуживающего персонала. В 700 метрах на юго-восток от башни в том же 1896 году в специальном деревянном здании на каменном фундаменте устроили пневматическую сирену с керосиновым двигателем, ревун которой был обращен к северу. Для подачи сигналов во время подготовки сирены к работе имелась пушка. Световой маяк и сирену обслуживали 12 служащих. Первым смотрителем был назначен штурманский помощник Токмаков.
В годы Великой Отечественной войны маяк обеспечивал следование конвоев и транспортов вдоль Мурманского побережья, а также боевые действия кораблей Северного флота.
В 1941 —1942 годах Териберка и прилегающие районы подвергались особенно ожесточенной бомбардировке вражеской авиацией. Происходили в районе маяка и морские бои. Так, в ночь на 13 июля 1941 года к юго-востоку от маяка три немецких эсминца потопили сторожевой корабль “Пассат” и спасательное судно “РТ-67”. 24 июля того же года в районе к северо-востоку от Териберки противник потопил гидрографическое судно “Меридиан”. Удары нашей авиации по вражеским кораблям, к сожалению, оказались безрезультатными. Ничем не могли помочь нашим морякам и маячники.
Несмотря на многочисленные бомбардировки, маяк во время Великой Отечественной войны уцелел, но в конце 1960 года из-за неосторожного обращения с огнем (для отогревания замерзших труб водяного охлаждения дизелей использовалась паяльная лампа) полностью сгорело маячно-техническое здание со всем оборудованием. В 1971 году маяк был перестроен.

В настоящее время он представляет собой двухэтажное желтое здание с железобетонной маячной башней высотой 13 м.

Majak

   Тысячи кораблей и судов ежегодно проходят мимо маяка, контролируя свое географическое место и уточняя курс. Благодаря надежной и грамотной работе обслуживающего персонала, маяк работает бесперебойно, посылая свет своего огня и радиосигналы в холодное Баренцево море.

 

ХАРЛОВСКИЙ МАЯК.


   Маяк установлен на острове Харлова, западном и самом высоком из Семи Островов, расположенных недалеко друг от друга вдоль средней части Мурманского берега в 72 милях восточнее острова Кильдин.
Пролив между материком и первыми пятью островами называется Семиостровским рейдом, в него впадает довольно большая река Харловка, названная в честь Я. П. Харлова, описавшего в 1826 году острова и устье реки.

majak1


   В устье реки Харловка в старину было промысловое становище, где на лето собирались промышленники для ловли рыбы. Постоянное селение здесь возникло во второй половине XIX века.
Берега острова Харлова высоки и круты, местами обрывисты. Наибольшее возвышение над уровнем моря достигает 114 м. Впервые остров был описан в 1779 году офицерами эскадры контр-адмирала Хметевского, совершавшей плавание вдоль Лапландского берега. Более подробное исследование и описание островов было выполнено в 1822 году экспедицией Ф. П. Литке. В 1832 году М. Ф. Рейнеке произвел промер Семиостровского пролива и уточнил координаты отдельных пунктов. Первые поморы, появившиеся здесь, руководствовались при плавании, как и в других местах Белого и Баренцева морей, рукописными лоциями. А. Сиденснер сообщает, что до конца XIX века у моряков Семи Островов сохранялся обычай обращения перед началом ловли рыбы кормщика к команде: “Благословите и примечайте, братцы”. На что команда отвечала: “Святые отцы благословляли, праведники Бога молили кормщика на место”.
Эта своеобразная короткая молитва говорит о том, что перед началом лова кормщик засекал место своего баркаса или шняки по береговым ориентирам и сообщал их всей команде, что помогало потом сообща выбрать правильный курс домой.
Первый маяк на острове Харлова был построен в 1897 году в соответствии с постановлением правительства о постройке маяков на побережье Мурмана.

majak2


Здание маяка имело вид небольшого деревянного желтого домика, на крыше которого сбоку возвышалась серая, обшитая досками, башенка с фонарем. В башенку вела из дома винтовая лестница. Высота огня от основания здания составляла 6,6 м, а от уровня моря — 114 м. Маяк светил белым постоянным огнем, освещая сектор моря от 290 до 202° на расстояние до 9 миль. Освещение осуществлялось с 10 марта по 2 апреля и с 20 июля по 1 декабря.
Фонарь, установленный на маяке, был снят со светящего бакана, и поэтому свет его оказался очень слабым. Общество моряков торгового флота Русского Севера уже в 1907 году обратилось к начальнику Главного гидрографического управления генерал-лейтенанту А. И. Вилькицкому с просьбой построить на острове Харлова “настоящий” маяк на бетонном основании с сильным ацетиленовым огнем. Строительство такого маяка было включено управлением в перспективный 20-летний план строительства маяков на морях России, однако Первая мировая война не позволила реализовать намеченное.
Лишь в 1917 году вместо фонаря с керосиновой лампой на маяке удалось установить ацетиленовый аппарат. Так как он тоже был снят со светящего буя и имел слабую силу света, дальность видимости огня
не возросла, но обслуживание огня значительно облегчилось, что для условий военного времени было очень важно.
В 1930-х годах Гидрографическое управление ВМС решило установить на маяке новый фонарь с более сильным осветительным аппаратом, приводимым во вращение весом гири. Старый дом с башенкой для такой конструкции не годился, и пришлось выстроить новую башню — брусчатую на бетонных столбах в виде четырехгранной усеченной пирамиды красного цвета. Эта башня стоит на острове по сей день.
Ее высота от основания составляет 11 м, а от уровня моря — 121м.
Судьба маяка в годы Великой Отечественной войны была такой же, как у многих других маяков нашего Севера — обеспечение в манипулируемом режиме плавания наших кораблей и конвоев. И все это в условиях частых бомбежек и артобстрелов со стороны противника.
Снабжение маяков в годы войны осуществляло гидрографическое судно “Меридиан”.
22 июля 1941 года оно вышло из Кольского залива, чтобы доставить маячникам довольствие и эвакуировать женщин и детей. Следуя от маяка к маяку, судно благополучно прибыло на Семиостровский рейд и приступило к разгрузке продовольствия для Харловского маяка. Ночью 24 июля “Меридиан” снялся с якоря и направился в губу Восточная Лица. Через полчаса сквозь белесую мглу гидрографы увидели силуэты вражеских эсминцев. Моряки “Меридиана” сражались отчаянно, но бой был неравным. На судне вспыхнул пожар — загорелись закрепленные на верхней палубе бочки с бензином, который стекал с палубы и горел на воде. Появились убитые и раненые. Объятый пламенем, “Меридиан” с развевающимся на гафеле флагом погрузился в пучину Баренцева моря. Погибло 46 человек, среди которых были женщины и дети — члены семей маячников. Маяк Харловский был последним, кому помог выстоять в войне “Меридиан”.
В послевоенные годы технические средства маяка постоянно совершенствовались. В 1960-х годах на маяке был установлен отечественный светооптический аппарат ЭМВ-3, построено новое маячно-техническое здание, оснащенное современными дизель-электрическими агрегатами, радиомаяком КРМ-100, наутофоном ЛИЕЖ-300. Значительно улучшены жилищные условия для служащих маяка.

majak3


В настоящее время маяк продолжает надежно обеспечивать безопасность плавания в районе Семи Островов, освещая пространство белым проблесковым огнем на 26 миль.