• mbkpu_march8.jpg
  • mbkpu_march8_3.jpg
  • mbkpu_march8_4.jpg
  • mbkpu_march8_6.jpg
  • mbkpu_march8_7.jpg
  • mbkpu_march8_8.jpg
  • mbkpu_march83.jpg

ХАРЛОВСКИЙ МАЯК.


   Маяк установлен на острове Харлова, западном и самом высоком из Семи Островов, расположенных недалеко друг от друга вдоль средней части Мурманского берега в 72 милях восточнее острова Кильдин.
Пролив между материком и первыми пятью островами называется Семиостровским рейдом, в него впадает довольно большая река Харловка, названная в честь Я. П. Харлова, описавшего в 1826 году острова и устье реки.

majak1


   В устье реки Харловка в старину было промысловое становище, где на лето собирались промышленники для ловли рыбы. Постоянное селение здесь возникло во второй половине XIX века.
Берега острова Харлова высоки и круты, местами обрывисты. Наибольшее возвышение над уровнем моря достигает 114 м. Впервые остров был описан в 1779 году офицерами эскадры контр-адмирала Хметевского, совершавшей плавание вдоль Лапландского берега. Более подробное исследование и описание островов было выполнено в 1822 году экспедицией Ф. П. Литке. В 1832 году М. Ф. Рейнеке произвел промер Семиостровского пролива и уточнил координаты отдельных пунктов. Первые поморы, появившиеся здесь, руководствовались при плавании, как и в других местах Белого и Баренцева морей, рукописными лоциями. А. Сиденснер сообщает, что до конца XIX века у моряков Семи Островов сохранялся обычай обращения перед началом ловли рыбы кормщика к команде: “Благословите и примечайте, братцы”. На что команда отвечала: “Святые отцы благословляли, праведники Бога молили кормщика на место”.
Эта своеобразная короткая молитва говорит о том, что перед началом лова кормщик засекал место своего баркаса или шняки по береговым ориентирам и сообщал их всей команде, что помогало потом сообща выбрать правильный курс домой.
Первый маяк на острове Харлова был построен в 1897 году в соответствии с постановлением правительства о постройке маяков на побережье Мурмана.

majak2


Здание маяка имело вид небольшого деревянного желтого домика, на крыше которого сбоку возвышалась серая, обшитая досками, башенка с фонарем. В башенку вела из дома винтовая лестница. Высота огня от основания здания составляла 6,6 м, а от уровня моря — 114 м. Маяк светил белым постоянным огнем, освещая сектор моря от 290 до 202° на расстояние до 9 миль. Освещение осуществлялось с 10 марта по 2 апреля и с 20 июля по 1 декабря.
Фонарь, установленный на маяке, был снят со светящего бакана, и поэтому свет его оказался очень слабым. Общество моряков торгового флота Русского Севера уже в 1907 году обратилось к начальнику Главного гидрографического управления генерал-лейтенанту А. И. Вилькицкому с просьбой построить на острове Харлова “настоящий” маяк на бетонном основании с сильным ацетиленовым огнем. Строительство такого маяка было включено управлением в перспективный 20-летний план строительства маяков на морях России, однако Первая мировая война не позволила реализовать намеченное.
Лишь в 1917 году вместо фонаря с керосиновой лампой на маяке удалось установить ацетиленовый аппарат. Так как он тоже был снят со светящего буя и имел слабую силу света, дальность видимости огня
не возросла, но обслуживание огня значительно облегчилось, что для условий военного времени было очень важно.
В 1930-х годах Гидрографическое управление ВМС решило установить на маяке новый фонарь с более сильным осветительным аппаратом, приводимым во вращение весом гири. Старый дом с башенкой для такой конструкции не годился, и пришлось выстроить новую башню — брусчатую на бетонных столбах в виде четырехгранной усеченной пирамиды красного цвета. Эта башня стоит на острове по сей день.
Ее высота от основания составляет 11 м, а от уровня моря — 121м.
Судьба маяка в годы Великой Отечественной войны была такой же, как у многих других маяков нашего Севера — обеспечение в манипулируемом режиме плавания наших кораблей и конвоев. И все это в условиях частых бомбежек и артобстрелов со стороны противника.
Снабжение маяков в годы войны осуществляло гидрографическое судно “Меридиан”.
22 июля 1941 года оно вышло из Кольского залива, чтобы доставить маячникам довольствие и эвакуировать женщин и детей. Следуя от маяка к маяку, судно благополучно прибыло на Семиостровский рейд и приступило к разгрузке продовольствия для Харловского маяка. Ночью 24 июля “Меридиан” снялся с якоря и направился в губу Восточная Лица. Через полчаса сквозь белесую мглу гидрографы увидели силуэты вражеских эсминцев. Моряки “Меридиана” сражались отчаянно, но бой был неравным. На судне вспыхнул пожар — загорелись закрепленные на верхней палубе бочки с бензином, который стекал с палубы и горел на воде. Появились убитые и раненые. Объятый пламенем, “Меридиан” с развевающимся на гафеле флагом погрузился в пучину Баренцева моря. Погибло 46 человек, среди которых были женщины и дети — члены семей маячников. Маяк Харловский был последним, кому помог выстоять в войне “Меридиан”.
В послевоенные годы технические средства маяка постоянно совершенствовались. В 1960-х годах на маяке был установлен отечественный светооптический аппарат ЭМВ-3, построено новое маячно-техническое здание, оснащенное современными дизель-электрическими агрегатами, радиомаяком КРМ-100, наутофоном ЛИЕЖ-300. Значительно улучшены жилищные условия для служащих маяка.

majak3


В настоящее время маяк продолжает надежно обеспечивать безопасность плавания в районе Семи Островов, освещая пространство белым проблесковым огнем на 26 миль.