• 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg

periodika

darya

В центральную библиотеку поступил новый номер журнала "Дарья.Биография". Предлагаем познакомиться с публикацией из журнала №13/2020.
"Женский след в Арктике".
В легендарный рейс «Челюскина» советские полярники Отто Шмидт и Иван Папанин активно собирали женщин. «Без женщины Арктику покорить нельзя», - говорил Папанин.

В то время как в США и Европе дамы требовали избирательных и других прав наравне с мужчинами, в Советской России женщин, напротив, стремились привлечь во все сферы деятельности. Даже в дело освоения Арктики.
НА ЗАВИСТЬ АМЕРИКАНКАМ
В 1930-х годах в СССР приехала американская журналистка Рут Грубер. Судьба свела ее с «ледовым комиссаром» Отто Юльевичем Шмидтом, и тот предложил молодой американке посетить Русский Север. Рут немало удивилась, увидев на борту пароходов женщин, занимавшихся исследовательской и другой работой.
Канадский полярник Вильялмур Стефанссон писал: «В арктических районах Аляски и Канады число белых женщин совершенно незначительно, да и те в подавляющем большинстве работают или в качестве учительниц, медицинских сестер, или являются женами миссионеров. В советских районах Арктики женщины выполняют функции капитанов, возглавляют сельские и городские управления, руководят крупными и небольшими научными станциями. <...> Но какую бы работу они ни выполняли, - их положение определяется не их полом, а их способностями. Среди женщин в Советской Арктике имеются и жены арктических работников, но и они берут на себя то или иное 
общественно-полезное дело».

ГЕРОИ2НИ ЛЕДОВОЙ САГИ

И все же даже для самых фанатичных энтузиасток Арктика была тяжелым испытанием, и уговорить девушек участвовать в экспедиции было нелегко. Тем не менее, в 1933 году Отто Шмидту удалось собрать на борт «Челюскина» будущих героинь ледовой саги.
Из 10 молодых женщин на борту судна только три являлись специалистами: гидрохимик, ихтиолог и метеоролог. Четыре выполняли вспомогательные работы - готовили пищу, убирали в кубриках. Еще три поехали за компанию с мужьями - их Шмидт взял в пропагандистских целях. Мол, и на полюсе возможна семейная жизнь.
Если бы он знал, что ожидает «Челюскин» и его команду в негостеприимной Арктике! 13 февраля 1934 года судно оказалось зажато льдами. Смерть была близко.
СВЯЗНАЯ «ЧЕЛЮСКИНА»
Первой, кто узнал о критических проблемах «Челюскина», стала радистка Людмила Шрадер.
На Чукотку уроженка Петербурга приехала еще в 1931 году. Местному начальству, удивленному ее поступком, она представилась коротко - Людмила. Шрадер записалась на курсы радиодела; освоив азбуку Морзе, стала работать «на радиоволнах». А ведь на берегу и на судах поначалу «стучали»только мужчины. Когда же ей предложили работу на краю света, Людмила, не раздумывая, согласилась. В чукотском поселке Узлен ей выделили крохотную избушку.
Пока «Челюскин» с величайшим трудом, но все же продирался сквозь льды, Шрадер по радиосвязи подбадривала путешественников. Но внимание судового радиста Эрнста Кренкеля она привлекла другим радиосеансом. Людмила пустила за телеграфный ключ свою ученицу - чукчу. Позже эта девушка тоже станет профессионалом, но тогда это было очень необычно. Представитель северного народа, да еще девушка, лихо отбивает морзянку!
Когда обшивка «Челюскина» затрещала, Кренкель связался с Шрадер, послав ей сигнал SOS. Полярникам, оставшимся на льдине, срочно требовалась помощь. И Людмила сделала все, что могла. Позднее Кренкель в своих воспоминаниях посвятит ей целую главу. Радиста «Челюскина» удивили молодость коллеги и ее профессионализмом. Как писал полярник, именно Шрадер взяла на себя всю тяжесть аварийных переговоров. Она по собственной инициативе отстукивала челюскинцам мельчайшие подробности спасательной операции, что вселяло в них надежду на благополучный исход.
ПОЛЯРНЫЙ синоптик
На штатную должность метеоролога Отто Шмидт хотел получить женщину. Ею стала Ольга Комова. Она уже успела попутешествовать по Средней Азии, Уралу, Дальнему Востоку, Монголии. Вместе с мужем Комова «заболела» Арктикой еще в конце 1920-х, побывав на Новой Земле и Чукотке. Чтобы быть полезной в этих суровых
краях, супруги выучились на метеорологов и, оставив благополучную Москву, переехали на Чукотку. Здесь они работали на полярной станции. На приглашение Шмидта Ольга с радостью согласилась.
Когда «Челюскин» затонул и команда оказалась на льдине, работы метеорологу только прибавилось. Ей нужно было определять местоположение льдины по метеопризнакам, а радист передавал информацию на большую землю. Также Комова отвечала за прогноз погоды.
Начальник экспедиции старался занять всех, чтобы ни у кого не возникало панических мыслей. Каждый день челюскинцы расчищали место под посадку спасательного самолета, а Ольга докладывала начальнику, летная ли погода.
После приземления первого самолета Шмидт не был уверен, что тот сможет забрать всех женщин и детей. Взглянул на Ольгу и, тяжело вздохнув, он предупредил: в случае перегруза ей придется остаться. Та лишь кивнула: «Поняла». К счастью, на борту самолета нашлось место и для нее. Эвакуация прошла благополучно.
Во время Великой Отечественной войны Папанин взял Ольгу к себе в штаб, занимавшийся проводкой судов союзников по Северному морскому пути. Ответственная работа синоптика требовала огромного напряжения. Ошибка на маршруте грозила катастрофой - льды, как и в случае с «Челюскиным», могли зажать и утопить судно. Но ошибиться Комова себе ни разу не позволила.
ХИМИК НА БОРТУ
Любовь к химии у уроженки Урала Параскевы Лобзы проснулась еще в гимназии. Ее отец, мелкий ремесленник, оплачивать полностью обучение дочери не мог. Тогда директор гимназии позволил заплатить лишь за половину курса, а остальное Параскева слушала бесплатно, но с условием отличного окончания курса. Она не подвела.
По окончании гимназии Лобза решила связать свою жизнь с химией. Правда, время было не очень подходящее - Гражданская война, голод, разруха. Параскева успела и повоевать в Красной Армии, и поучаствовать волонтером в ликвидации последствий голода в Поволжье. За это и получила от советской власти путевку на учебу в Ленинград.
Выучившись на химика, Параскева хотела уехать на работу на Землю Франца-Иосифа, но узнала о наборе на «Челюскин». Шмидт ее просьбу взять с собой удовлетворил без разговоров: «Мне такие и нужны».
В экспедиции Лобза изучала электролитические и иные свойства полярных вод. Она сделала множество проб и анализов, но, когда пароход пошел на дно, все результаты ее труда утонули вместе с ним.
На льдине Параскева была старостой «женской» палатки, чистила вместе со всеми снег, ходила на дежурства. Позднее она побывала еще в нескольких полярных экспедициях и не только восстановила все данные, но и собрала куда более обширный материал.
Статья Бориса Стеклова.

Подробнее о женском следе в Арктике читайте 

https://goarctic.ru/work/zhenskiy-sled-v-arktike/

Подготовила Перепалова О.М.