• 1.jpg
  • 2.jpg
  • 3.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg

  29 ноября в библиотеке состоялся круглый стол - «Чародей Даниил Хармс», посвященный 115- летию со дня рождения Даниила Ивановича Хармса. Увидели и

услышали мы в этот вечер: стихи для детей и взрослых, сценки по пьесам, песню в исполнении Юлии Харитоновой о смехе, поговорили о фильмах «Хармс» 2017 года и «КлоунАДА» 1989 года, биографию поэта в форме медиапрезентации, в которой я немного рассказала о своем знакомстве с Хармсом.
Детские книги, которые я читала в детстве - веселили, удивляли своей абракадаброй, впечатление оставляли позитивное. Стихи запомнились мне как очень необычные по форме, ритму и содержанию, да и сам Хармс представлялся каким-то необычным дяденькой- иностранцем ( из-за псевдонима) и почему-то казался очень эксцентричным и необычным человеком.
Но взрослая поэзия как-то оставлялась на будущее. Я слышала, что эстеты произносили фамилию с придыханием "Ххха-ррм-ссс". А так, чтобы напрямую столкнуться со взрослым Ювачевым, не выпадало. И проходил данный товарищ мимо в одном ряду со многими другими классиками конца Серебряного века русской литературы.
И вот как-то вечером я улеглась поудобнее, и приготовилась наслаждаться толстенной книгой Даниила Хармса. Тыща страниц - это мне надолго, дня на два. Но наслаждения не получилось. Мой ироничный мозг, привыкший к мгновенной шутизне и блестящим ответкам, банально перегрелся, примерно на сотой странице. В общем, легла я спать в тот вечер чрезвычайно задумчивой. В голове кружились блинчики, пятиногие вороны, Пушкин и Гоголь ставили друг другу подножки, а Самуил Яковлевич покорно склонял голову под очередной щелбан. И сна ни в одном глазу из трех.
"За что эстеты так любят Хармса?!"- «ломала мозг» я, очевидно не понимая этого. Ну, реально - бред же! И начала я погружаться в биографию «бредоносца». И было мне откровение: он – непревзойденный гений мировой литературы «абсурда» и «черного юмора»! И творчество Даниила Хармса невозможно изучать отдельно от биографии. И удивительно то, что наследие Хармса преодолело те препятствия, которые отделяли его от читателя. Ныне оно – важнейшая страница не только отечественной, но и мировой культуры. Между тем то, что произведения Хармса попросту уцелели, не были развеяны ветрами времени, как произведения многих и многих других замечательных писателей, в каком-то смысле – чудо.
Может быть, это и было то главное чудо, которого он ждал всю жизнь?
Подготовила зав.филиалом №3 И.П.Чугунова